Геноцид народов СССР
Псковская Хатынь:
80 лет трагедии в деревне Красуха
Судьба деревни Красуха стоит в одном ряду с белорусской Хатынью, чешской Лидице и французским Орадуром. В тот день фашистскими карателями из 18-й армии генерала Ферча были сожжены 28 жилых домов и 50 хозяйственных построек. В оставшиеся целыми два гумна загнали местных жителей — 283 человека (женщин, стариков, детей). Их расстреляли. После этого гумна подожгли вместе с трупами.
Из всего населения деревни остались только 11 человек.

«Я спаслась чудом, — рассказывала Мария Павлова, жительница этой деревни, — когда я подошла к гумну с 2 детьми, которые вошли в гумно, и у меня на глазах были расстреляны, а я осталась, что было дальше я не очень помню, очнулась в соломе, как я туда попала, не знаю, когда вышла из соломы, увидела, что гумно, где были расстреляны люди, горело и там же сгорели все трупы».

Подобная участь постигла 5 декабря 1943 года деревню Добровитки Псковского района, где 16 жителей деревни каратели загнали в церковь, здание которой было взорвано, и все закрытые в ней люди погибли под развалинами, остальные жители деревни были расстреляны.

В январе 1944 года 197 человек было уничтожено в деревне Замошье Плюсского района, в феврале в том же районе в деревне Малые Льзи сожжено заживо 36 человек. Аналогичным образом были уничтожены 154 человека в деревне Стега Бежаницкого района, 249 жителей деревень Суслово и Глушнево в том же районе, 360 человек в деревне Андрюково, 385 — в деревнях Санники и Малиновка Великолукского района, 179 — в деревне Хмелинец Невельского района и так далее…

Не менее жуткие картины немецких извергов были произведены немцами и в деревнях Шквертовского сельсовета.

Оставшийся в живых житель дер. Кузнецово данного сельсовета сообщил комиссии:

«28 октября 1943 года в нашу деревню прибыл немецкий карательный отряд, который согнал всех жителей деревни в два дома. Когда меня и двух сыновей, 17 и 9 лет, привели в дом, там было уже много народу. Туда же пришел немецкий комендант и подал команду «расстрелять» солдатам. Меня ранило, и я притворился мертвым. Среди нас была женщина с грудным ребенком, который сильно кричал, немцы расстреляли сначала его, а потом и мать.

Это была жуткая картина — женщина и дети страшно кричали, но их все же расстреляли. Среди них мой сын Григорьев Николай, рождения 1926 года, старик Григорьев Сергей, 67 лет и многие другие. Когда услышал — продолжает Григорьев, — что немцы вышли из хат, и я услышал, что мой сын среди трупов движется, он оказался раненным, но нам удалось выскочить через окно, так как дом уже пылал, также горела и вся деревня. В доме, откуда нам удалось спастись, расстреляно и сожжено 19 человек. Спрятавшись в лесу, я увидел мальчика подростка с нашей деревни Григорьева Виктора, который рассказал, что остальных жителей нашей деревни в количестве 29 человек согнали в другой жилой дом, где расстреляли, а потом подожгли весь дом, а ему удалось выскочить через окно. От него же я узнал, что там была расстреляна и сожжена моя жена Григорьева Анастасия Ивановна 1897 года рождения с сыном Петром 8 лет».

Свидетель Алексеев Николай Назарович рассказывает:

«6 ноября 1943 года в дер. Павлово Шквертовского сельсовета прибыл немецкий отряд и без всякого предупреждения стал собирать всех в один дом, кто сумел, тот убежал, я спрятался в окопе напротив того дома, куда согнали народ, и увидел, что всех собранных людей в доме расстреляли, а потом подожгли. Среди них расстрелянных была моя мать Степанова Ольга 46 лет, отец Назар 1894 года рождения, Алексеева Маланья 80 лет, Манилова Мария 63 года и др. В этот день сгорела вся деревня, и там погибло без всякой вины 19 человек».

Всего в Порховском районе Псковской области было сожжено 638 деревень.

В Псковской области — более 5 тысяч.

Вместо послесловия

Генерал Ферч на послевоенном суде был сначала приговорён к смертной казни, которая позже была заменена 25 годами каторжных работ. В основном в вину ему вменялось разрушение исторических пригородов Ленинграда (Гатчины и Петродворца).

В 1955 году он получил освобождение и вступил в бундесвер Западной Германии в звании генерал-майора. Снова занимал руководящие должности, в том числе был назначен в Верховный штаб союзных держав в Европе (SHAPE) НАТО в Париже. В 1961 году он был назначен генеральным инспектором Бундесвера и занимал эту должность до выхода на пенсию в 1963 году. Фридрих Ферч умер 14 декабря 1976 года в Госларе.

После войны деревня Красуха уже не возродилась. В 1968 году на этом месте был открыт памятник «Скорбящая Псковитянка» (другое название — «На пепелище»). Кроме трагичной скульптуры и обелиска, поодаль в траве стоит русская печь — символ когда-то былой здесь жизни.